МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЗВЁЗДНОЕ
официальный сайт

Губочкина Валентина Федоровна


Губочкина Валентина Федоровна 1939 г.р. жительница нашего муниципального образования МО Звездное, пенсионерка

Работала до выхода на пенсию инженером-технологом в отделе главного технолога, на заводе «Техприбор», рисованием и рукоделием занималась только в школе. После того, как она вышла на пенсию, в ней открылись удивительные таланты, с которыми мы хотим вас познакомить: она стала не только рисовать, но и делать интересные вещи, поделки, художественную роспись по стеклу, а два года назад начала писать стихи. Сейчас Валентина Федоровна занимается на наших бесплатных курсах рисования, где мы с ней и познакомились. Представляем вам ее работы.

ПИТЕР

Чего ты хмуришься сегодня, город?
Тебя обидел кто? Иль осень доняла?
Ты так красив всегда и ещё молод!
Ну что? Ну что тебе осенние дела?

Или не нравится с залива ветер?
Иль стая серых, рваных туч над головой?
Иль день короток и не так уж светел?
Или голодных чаек крики над Невой?

Ну! Улыбнись, прекрасный Питер! Ну же!
Ты не сердись на дождь, пусть он идёт сильней.
Ты посмотри, как отразились в лужах
Чугунные решётки, купола церквей.

«Адмиралтейская игла» промокла,
Но очень весело взирает на Неву.
Да и толпа на Невском не умолкла –
Болтают громко, кто о чём – я не пойму.

И мне не страшен дождь – есть зонт огромный.
Иду…бреду по Невскому к Неве…
Хочу увидеть я, как бьются волны,
В гранит, одетые, ведь им не по себе!

О! Как чудесен город над Невою!
Ну, где? Ну, где ещё Вы видели такой!
Вот всадник с непокрытой головою
Вознесся вверх над мокрою толпой.

Вот дождь отмыл дворцы, дома и парки,
Облил он фонари холодною водой,
И штаба Главного умылась арка,
Александрийский столп сияет чистотой.

Сквозь пелену дождя я вижу ростры.
Они украсили колонны-маяки.
Красив всегда Васильевский наш остров
Со Стрелкою на правом берегу реки.

Шпиль «Петропавловский» воткнулся в небо –
Венчает он собор огромной высоты.
В какой бы точке на Неве ты не был –
Его и без бинокля сам увидишь ты.

Но…дождик кончился. Уж близок вечер…
И в городе вдруг тысячи зажглись огней,
Дома украсив, словно ёлку свечи…
И…Питер стал ещё прекрасней и светлей!

ТАДЖ-МАХАЛ


О, Тадж-Махал! Ты – чудо, чудо света!
Плывёшь, как белый лебедь в облаках!
Кто в Индии бывал, тот помнит этот
Аккорд любви, прославленный в веках!

Прекрасней он брильянта дорогого,
Что красками сияет на балах.
Он отблеск света камня неземного,
И он – оставил след в наших сердцах.

Он, как алмаз, что заключён в оправу
Стен крепостных и арочных ворот,
Он занял место первое, по праву,
В ряду из лучших мировых красот!

И сотни фотографий Тадж-Махала
Красу не смогут передать его.
Один лишь раз его увидеть мало –
Вернее не увидеть ничего.

Он расцветает с утренней зарёю,
Искрится в полдень в солнечных лучах,
Мерцает белым светом под Луною,
И на закате гаснет, как свеча.

Часами с чувством нежной грусти можно
На кружево из мрамора смотреть…
Ни с чем земным сравнить нам невозможно
Узоров тонких вычурную сеть.

Сей мавзолей, что краше лунной ночи,
Второй жене Джахана посвящён.
Красавицу Мумтаз ценил он очень –
В одну неё всю жизнь он был влюблён.

Хан внуком был Великого Акбара,
Что к предкам Чингиз-хана восходил,
Но воевать не перенял он дара -
Кровавые походы не любил.

Любил он строить форты и мечети,
Мумтаз ему сподвижницей была.
В его правление строенья эти
Расстроили империи дела.

Когда ж любимая Мумтаз скончалась,
Гробницу стал он строить для неё.
В казне же денег вовсе не осталось –
Восполнить лишь война могла её.

Но у него другие планы были:
Ещё начать строительство хотел.
И…скинуть сыновья отца решили,
Чтоб разорить страну он не успел.

Аурангзеб был старшим сыном хана.
В войне междоусобной за престол
Убил он младших сыновей Джахана
И заточил отца – безумен, мол.

До самой смерти хан был в заточенье,
Смотрел на Тадж-Махал лишь из окна,
А в речке, мавзолея отраженье,
Терзало душу, что Мумтаз одна.

Его похоронили рядом с нею…
Соединились вместе они вновь!
Никто и никогда уж не посмеет
Отнять у них их вечную любовь!

Стоят…два саркофага…в зале светлом…
И мрамор бело-розовых пород
Своим мерцающим и тёплым светом
Несёт легенду о любви в народ.

Но, если бы, не помешали дети
Отцу свою мечту осуществить –
То против Тадж-Махала, в дивном свете
Увидели б мы чудо, может быть!

Там чёрный Тадж-Махал стоять был должен,
Он мавзолею белому – двойник,
В нём усыпальное для хана ложе,
Когда закроет ночь Джахана лик.

И мостик чёрно-белый, весь воздушный,
Гробницы должен был соединить.
Но…сына старшего приказ бездушный
Не дал мечту отца осуществить…

Как жаль, не видим два мы Тадж-Махала
На разных берегах реки Джамны…
Как песня лебединая звучала б
Их мраморная вязь из ночи тьмы….

Как жаль! …Как жаль! ..

СОЛЬВЕЙГ


Печь в доме я затопила,
Кот мирно спит на ковре…
Двери покрепче прикрыла –
Лютый февраль на дворе.

Добрый мороз мне узоры
Разрисовал на стекле.
Я не задёрнула шторы –
Может, зайдёт кто ко мне?

В кресло уютно вписалась:
Тихо…Тепло…Благодать…
В печке уж дров не осталось –
Но…мне никак…нет, не встать…

Взор на залив устремила:
Крепко льдом скован, пока.
Ветка сосны заслонила
Новенький дом рыбака.

Тучами свод затянуло,
Скрылся, пропал рыжий луч.
И…солнце тот час уснуло
В лёгких перинах из туч.

Вскоре на лёд опустила
Стрелу-дорожку Луна.
И…далее заскользила
Трепетной ланью она.

Вдруг налетел сильный ветер
И разметал синий снег.
Тот засиял в лунном свете,
Всё ускоряя свой бег.

А на дорожке, на лунной,
Стала кружиться, как снег,
В танце со страстью безумной
Та, что Пер Гюнта ждёт век.

Платье на ней из снежинок,
Сотканных ветрами гор,
Муфта в руках из пушинок,
Взятых у лис, из их нор.

Чистая! Как фьордов воды!
Лёгкая! Как мотылёк!
Юная! Хоть прошли годы!
Нежная! Как василёк!

Музыка…Грига…струится
В лунном сиянии звёзд…
В халлинге Сольвейг кружится
Вся из мечтаний и грёз…

Халлинг – Норвегии танец,
Голову ей закружил.
Но…вдруг побледнел румянец –
Упала на лёд без сил…

Тут из-за сосен прибрежных
Выбежал: Доврский дед,
Тролли в одеждах небрежных,
Дева в зелёном, вослед.

Гномы и ведьмы лесные
К Сольвейг во весь дух бегут.
Руки их, ноги кривые
Переплелись в грязный жгут.

В прорубь хотят Сольвейг скинуть,
Чтобы Пер Гюнт был лишь их…
Дом тороплюсь я покинуть –
Сольвейг отнять, чтоб у них.

Молитвой, с божьей силою
Нечисть долой прогнала,
Хрупкую Сольвейг, милую,
В дом рыбака привела…

Сольвейг, скажи дорогая,
Гюнта за что любишь ты?
Годы уходят, мелькая,
И разбивают мечты.

Господи, сколько дурного
В жизни твой Пер совершил?
Пути не искал он иного –
И…всё грешил…и грешил…

Нарёк он тебя царицей!?
Строить дворец обещал!?
Где же он? Где? С чернолицей
Анитой в песках застрял…

За душу его ты бьёшься?
Ну! Не изменится он!
Раскаянья – не дождёшься,
Слов лишь пустой будет звон…

Зима ли пройдёт иль вьюга,
Весна ль пролетит, поверь,
Нет! Не дождёшься ты друга.
Он не войдёт в эту дверь…

«Что ж тут сказать, я такая, –
Стала Сольвейг мне шептать, –
Даже пусть стану слепая,
Вечно его буду ждать»…

Дверь пред Сольвейг отворилась,
И…в вечность…ушла она…
Звёздочкой там заискрилась –
Ярче, чем в небе Луна…

Сижу,…любуюсь Луною…
Слышен часов перезвон…
Что же случилось со мною?
Явь то была? …Или сон?

ПРОСТИ, МАМА!


О, мама! Мама милая, родная!
Молю, прости меня! Прости! Прости!..
Не знала я, что жизнь твоя земная
Так рано оборвётся на пути…

Я думала со мной ты будешь вечно,
Что времени так много впереди…
«Мы поболтаем вечером беспечно, –
Твердила я тебе, – ты подожди».

И ты одна сидела у окошка –
Ждала, когда погаснет солнца луч,
И успевала подремать немножко
В тени огромных ленинградских туч.

А вечером: «Мамуля, дел так много.
Родная, посиди одна чуть-чуть.
Я постираю, уберусь немного.
Ты постарайся только не заснуть».

Ты, мамочка, ждала так терпеливо,
Когда закончу я свои дела.
И…засыпала…Я же торопливо
Гасила «свет» и спать сама брела.

А завтра снова допоздна работа,
А дома столько дел – не хватит дня.
И эти ежедневные заботы
Всё время отнимали у меня.

Друг другу много мы не досказали…
Ты там, на небесах, меня прости!
Я больше б сделать для тебя, едва ли,
Тогда могла. Прошу! Молю! Прости!

Сейчас я понимаю, как страдала,
Ты оттого, что я пяти минут
Тебе, мамуль, подчас не уделяла.
Я не могу забыть свою вину…

Я не могу забыть, что не смогла я
Тебе вниманья больше уделить…
Вина, вина моя хоть небольшая,
Но, мама, ты должна меня простить!

Тебя я часто вспоминаю, мама,
Когда мне сын твердит: «Ты подожди,
Устал, и времени сейчас ни грамма,
Мы завтра, мам, с тобой поговорим».

А будет оно завтра? Иль не будет?
Один лишь знает, Бог! Ему видней!
На небесах, конечно, он рассудит:
Мне сколько жить осталось лет? Иль дней?

А жизнь…идёт по кругу, повторяясь…

КОЛЫБЕЛЬНАЯ


Сыночек, спи! Спи мой родной!
Ночь за окном – и та уснула…
Освещены поля Луной,
К подушке мать-земля прильнула…

Всё спит: не слышно птиц в лесу,
В саду девчушки не хохочут,
Сон с ног свалил даже лису.
Одни сверчки в ночи стрекочут…

Сон – он здоровье принесёт,
Прорежет зубки, что так ноют,
По волосам твоим скользнёт,
И…в сказку дверь тебе откроет.

Сыночек, спи! Усни скорей!
Закрой пушистые ресницы.
Во сне увидишь дивных фей,
Что мчат по небу в колесницах.

И…сам научишься летать
Быстрей, чем сокол лёгкокрылый…
Никто, никто тебя догнать
Не сможет уж, сыночек милый!

Усни скорей! Усни, сынок!
Во сне, быть может, встретишь тигров…
Ты их не бойся, мой дружок –
Они, как кошки, любят игры.

Ты с ними вместе поиграй.
Друзей других найдёшь не мало,
Ты с ними звёзды зажигай,
Чтоб на Земле светлей всем стало.

Усни! Усни, сыночек мой!
Тебе плечо своё подставлю.
Быстрей крутиться шар земной
Я для тебя, сынок, заставлю.

А ты… когда, друг, подрастёшь,
Большим и мудрым в жизни станешь,
Ты долг сыновний свой вернёшь –
И…мне плечо своё подставишь…

Я И ВЕЧЕР


На веранду проник тёплый вечер
И…присел на скамейку со мной…
А на небе зажглись уже свечи.
Тишина…только слышен прибой…

Вот Луна из-за туч появилась,
Проливая на волны свой свет…
Ничего в мире не изменилось –
Хоть прошли сотни, тысячи лет…

Те же горы у моря на страже,
Бьются волны, всё те ж, о гранит,
А на пляже песок – и тот даже
Память предков в песчинках хранит…

Так же звёзды на небе сияют,
И Персей к Андромеде спешит,
Светлячки вдоль дорожки мерцают
И стрекочут, стрекочут в тиши…

На веранде ночная прохлада…
Я и вечер – мы только вдвоём…
Ни о чём говорить нам не надо –
Каждый молча грустит…о…своём…

... Потом погрузилась в материнские заботы...

ОСЕНЬ


Ах, осень! Дива золотая!
Зачем ко мне стучишься в дверь?
Зачем природа, увядая,
Ты плачешь, словно дикий зверь?

Зачем, собрав соцветья красок,
Бросаешь ты к ногам моим?
Зачем, меняя столько масок,
Блестишь величием своим?

Нет спору, осень, ты прекрасна!
В природе – нет тебя милей.
Но, всё же ты пока напрасно
Стучишься у моих дверей…

Красой закатов и рассветов
Не насладилась я сполна,
И запахом лесных букетов –
Нет, не полна грудь, не полна.

Притормози приход прохлады,
Не прогоняй ты лето прочь,
Его тепло ещё мне надо,
Чтобы продлить шальную ночь.

Прошу, пожалуйста, пусть лето
Ещё побудет, хоть, чуть-чуть.
Пусть прогремит грозою где-то
И радостью наполнит грудь.

Не торопись с приходом, осень,
И не стучи ты в дверь мою…












P.S. портрет Георгия Победоносца сделан из кусочков кожи, драпа и других подручных материалов. Вот такие люди живут в нашем округе!


Вернуться назад

 


Карта округа МО Звёздное

НАШИ КОНТАКТЫ:
196066, г. Санкт-Петербург, Алтайская ул., д. 13, литер А. Телефон/факс: (812) 371-28-72

e-mail: Местная администрация МО МО Звездное - mo048@yandex.ru

e-mail: Муниципальный Совет МО МО Звездное - mo048@yandex.ru

 

 
Последнее обновление сайта 22:16, 20 сентября 2017 г.

© Copyright Муниципальное Образование Звёздное 2011-2017