МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЗВЁЗДНОЕ
официальный сайт


 

очь была тихой. Лунная дорожка убегала вдаль по темной глади моря. Маленькая лодочка бесшумно причалила к берегу.

Мне пора, - сказала девушка. Ты уходишь всегда в одно и то же время... - юноше не хотелось расставаться со своей спутницей. Болл будет волноваться.

-Подожди еще немного... Я не могу так больше. Я знаком с тобой уже несколько месяцев, но ничего не знаю о тебе.

Ничего? Ты спасла меня. Как? Кто научил тебя врачеванию? Ты же сама говорила, что не видела других людей. Но, если бы не ты, я бы умер - яд той змеи, что укусила меня, считается смертельным.

- Ты хочешь узнать обо мне больше?
- Да.

Хорошо, я отвечу на твои вопросы, - они помолчали. - Спасать себе жизнь травами, не надеясь на чью-то помощь, научил меня Болл. Кто он? Как вы оказались вдвоем в этом пустынном краю? Мне было года три. Корабль, на котором мои родители и я возвращались домой, ночью налетел на рифы и разбился. Погибли все, а меня нашли утром на берегу.

-Кто?

Болл и его ... слуги. Слуги? Ты сказала это как-то странно. Кто они? Болл вырастил меня, - продолжала девушка, - научил очень многому...

- Но он не водил тебя к людям?

Нет. Он не может этого сделать. Почему? Они (и Болл, и слуги) не совсем такие, как ты и я.

- Как это?

Я скажу тебе, но обещай, что это останется тайной. Ради меня. Обещаю.

-      Болл - вожак племени медведей.
-      Что?

В его власти приказывать, а остальные ему повинуются, Но вы, люди, их боитесь, ибо они очень сильны, а вы считаете их свирепыми... Постой, - в волнении перебил ее юноша. - Ты хочешь сказать, что тебя вырастили звери?

-Да.

Но животные не разговаривают. Они не могут передавать знания, они вообще не могут иметь... Верно. Они не владеют человеческой речью. Но Болл... я не знаю, как это у него выходит, но он не только говорит со мной, он понимает меня, возможно, даже лучше, чем кто бы то ни был. Он искренне привязан ко мне. И я не смогу его бросить. Дикий зверь, способный мыслить? Это похоже на сказку! Не смейся. А то я поверю в слова Болла. О чем? О том, что люди жестоко издеваются над тем, чего не могут понять. Да он еще и философ! Что с тобой, Джон? - девушка пристально посмотрела в глаза юноши. - Ты пугаешь меня.

- Чем, родная? - молодой человек взял её за руку.

Ты что-то задумал? Говори. Я чувствую... Хочешь, уедем со мной? Я покажу тебе мир, где живут люди. Много людей. Там нам будет хорошо. И никаких диких медведей, никаких старых косматых вожаков, говорящих человеческим голосом - ничто не будет тревожить, пугать тебя! Во-первых, я здесь выросла. Это мой дом. Во-вторых, я боюсь не их, а тебя. Меня? Да. Ты сегодня какой-то другой. А в-третьих? В-третьих? В-третьих, Болл вовсе не стар. Сколько я его знаю - он ничуть не изменился. А ты слышала легенду о Медведе? Нет, - девушка тревожно смотрела на юношу. Давно-давно жил в одном королевстве принц. Он был очень хорош собой. И богат. Многие правители мечтали выдать за него своих дочерей. Но принц не хотел и слышать о женитьбе. Сказывали, что он очень зол сердцем, что он насмехается над всеми, кто заговаривает с ним о любви. Однажды он встретился с ведьмой Зидой. Та решила заполучить сердце жестокого принца, превратив его в кровожадного Медведя, и теперь живет он в этих горах, поедая красивых девушек... Почему люди выдумывают такие страшные истории? И зачем ты рассказал мне её? Затем, чтобы ты немедленно уплыла со мной. А что, если твой Болл и есть этот самый заколдованный злой принц? Я не знаю, кто именно поведал тебе эту легенду, но, мне кажется, что это был недобрый человек... И знаешь, пожалуй, я пойду. Ты обиделась? Нет. Просто мне стало грустно. Прости. Мне не стоило всего этого говорить. Спокойной ночи. До свидания, Кэт.

      Не доходя до леса, девушка оглянулась. Лодочка медленно скользила по чёрному зеркалу воды, и на фоне высокого ночного неба чётко вырисовывался силуэт гребущего юноши. Девушка села на песок. Слезы текли по её щекам. Почему она плакала? Она и сама не знала.

*  *  *

Что с тобой, крошка? - она даже не слышала, как подошёл Болл и опустился рядом с ней.

Девушка вздрогнула. Медведь пристально посмотрел на неё и тяжело вздохнул:

Тебе надо уходить к людям. Девушка испугалась: Зачем? Этот юноша... - начал Болл. Ты всё знаешь? - удивилась девушка.

   Медведь кивнул:

Ты ведь плакала из-за него?

   Она пожала плечами.
- Когда-нибудь это должно было случиться, - продолжал вожак. - Тебе нужно жить там, с другими людьми.
И он хотел погладить её по голове, как делал всегда, успокаивая свою воспитанницу. Девушке вдруг вспомнилась жуткая легенда Джона, и она испуганно оглянулась на прикосновение косматой лапы. В глазах Болла отразился её страх:
- Ты боишься меня?
-Прости... - девушка искренне раскаивалась в своей слабости. – Я…
- Не надо. Не думай обо мне. Я не сержусь. Я не держу тебя. Правда, правда. Ступай.
Девушка ушла. А Медведь остался сидеть на берегу, глядя в морскую даль. О чём думал этот сильный зверь? Кто может знать, если никто даже не подозревал, сколько страданий выпало на душу этого великана.

*  *  *

Было раннее утро. Солнце ещё только поднималось над морем. По каменным ступеням ко входу в медвежью пещеру шла девушка. Она знала эту дорогу с детства. Ей нравились холодные плиты и трава, пробивающаяся сквозь трещины, кусты диких роз, каким-то чудным образом нашедшие себе почву среди этих камней. Она хорошо знала и берлогу, где обитали вырастившие её звери, тёмную и глубокую. Знала и то, что ни один из медведей никогда не входил в соседнюю пещерку, где жил вожак. Она, возможно, была единственной, кому позволялось заходить туда.
Всю ночь она обдумывала своё решение. Мир, которого она ещё не знала, мир, куда звал её Джон, мир, где, по словам Болла, ей нужно будет жить, - мир людей манил и пугал её. И сейчас она шла за советом к своему другу и учителю, которого столько лет просто любила как дочь, а теперь что-то  стало мучить и томить её. И она хотела сейчас же разгадать все загадки, уготованные ей судьбой.
Девушка вошла в берлогу. Медведи спали. Она осторожно прошла к Боллу. В его комнате (а как ни странно, но это была именно комната - с письменным столом и высоким креслом, с подобием кровати и со множеством книг, занимавших все выступы и каменные полочки пещерки) догорала свеча. Девушка поняла, что вожак тоже не спал всю ночь.
Медведь обернулся на звук шагов.

Доброе утро - сказала девушка. Здравствуй, малышка, - ответил вожак.

Но не подошёл, не протянул свою лапу, как делал это всегда.

Ты сердишься? Нет. Просто не хочу тебя пугать.

- Я не боюсь, - девушка подбежала к медведю и опустилась на колени.
Они часто сидели так: могучий зверь на каменном стуле и девушка возле, положив руки и подбородок на его мохнатое колено. Он рассказывал ей разные истории, а она слушала как зачарованная. Медведь грустно смотрел на неё:

Кэтти, ты уже стала совсем взрослой.

    Они помолчали.

Ты хотела о чём-то спросить меня? Да, - кивнула девушка. - Откуда ты всё знаешь про меня? Всё? - усмехнулся Болл. - Я просто люблю тебя и волнуюсь за тебя. Почему мне можно входить в твою берлогу, а им - нет?

-      Потому что им здесь нечего делать, им здесь ничего не надо, - глаза Медведя стали очень серьёзными.
Он ждал вопроса, ответить на который не мог. Девушка решилась:

Кто ты? Ты знаешь... Я - Болл, вожак медвежьей стаи. Но они - звери. Звери не говорят. А ты говоришь? И книги? Почему ты спрашиваешь об этом? Вчера Джон рассказал мне легенду о кровожадном принце - медведе... Так его зовут Джон... Ты никогда не говорил мне об этой истории? И узнав о медведе-убийце ты стала бояться меня?

     Девушка опустила глаза:

Это была минутная слабость. Я... верю тебе. Но я хочу знать: кто ты? Может, тебе нужна помощь? Помощь? - Болл вздохнул. - Нет, мне не нужна помощь. Я - Медведь. Я таким уродился на свет. Наверное, это ошибка природы, поэтому я могу говорить, читать, думать... Не лги мне, - мягко, но уверенно прервала его Кэтти.- Если ты не хочешь рассказать мне правду сейчас, то я подожду. Только прошу те­бя об одном: помни, что у тебя на свете есть человек, которому небез­различна твоя судьба. Ты всегда будешь для меня другом и учителем.

Медведь приподнял за подбородок белокурую головку и взглянул Кэтти в глаза. Потом молча встал, достал из ящика стола кусочек горного хрусталя на шелковой ниточке и протянул девушке:

Где бы ты ни была, носи этот талисман. Если тебе будет плохо, я почувствую это и постараюсь помочь. Но если ты заметишь, что камень изменил свой цвет, то тебе придется научиться действовать самой, не надеясь больше ни на кого. Ты говоришь так, словно прощаешься со мной, Болл! Да. Я прощаюсь с тобой. Тебе пора к людям.

*  *  *

Знаешь, Джон, я не такими представляла себе людей. Какими - не такими? Здесь люди какие-то недобрые: косятся, шепчутся, смеются над чем-то, казалось бы, совсем несмешным. Например? Вот вчера соседский мальчик кинул в пробегавшую собаку ком зем­ли. Та заскулила, поджала хвост, убежала. А он смеялся. Почему? Ей же больно? Ну, какие пустяки! Кэтти, дети - глупые; они ... Это не глупость. Это злоба... Или ты и тетя Нурия. Что? Зачем она принесла мне эти яблоки? Как зачем? Ты вылечила её сынишку? Она тебе благодарна. Я понимаю, что благодарна. Но ведь ей нечем кормить своих ребят, зачем же ты взял у неё эти яблоки? Раз тебе дают, Кэтти, надо брать - не обижай людей отказом. Ну, я бы взяла одно и всё. А ты взял все... Теперь и я уже нехорош стал? Не сердись на меня, пожалуйста. Наверное, я чего-то не понимаю: ты же знаешь, я выросла в другом мире. Ага, у медведей. Они добрее? - усмехнулся Джон. Зачем ты так? Я? Ты уже месяц живешь с нами, а так и не сказала - пойдешь ли за меня замуж! Болл говорил, что люди женятся по любви. Ты любишь меня? Конечно. Ты красивая, умная, аккуратная, умеешь готовить, лечить, вести хозяйство... Постой. Ты любишь так, словно оцениваешь мои способности. Ну и что? Болл говорил иначе. Опять Болл?! Ну и жила бы со своими медведями. Чего ты сюда-то приехала? Почему ты такой злой?

   Кэтти вышла из дома. Солнце садилось. Море играло его лучами как огненными шарами. Девушка медленно брела по берегу. Что-то щемило под сердцем. То ли тоска, то ли боль, то ли тревога...

*  *  *

Джон направился к брату.

Привет, Джек, - сказал он, входя и затворяя за собой дверь. ЗдорОво. Когда на свадьбу гулять позовёшь?

- Не знаю.

Что так?.. Да ты садись. Рассказывай. Понимаешь, брат, не такая она какая-то. Не как все остальные. Вроде и домовитая, и умная, а что-то не ладится у нас. Всё она своего медведя вспоминает: а он учил не так, а он говорил не это... Джон, ты сам-то ей веришь: как это - медведь говорил? Шут её знает!.. Исчез бы он куда-нибудь. Глядишь, и проблем бы не было?

-А это верно... Что-то давно я не охотился. А?
И братья решили собрать мужиков да снарядить отряд охотников в давно приглянувшиеся дальние леса. Сказано - сделано. Только Кэтти не обмолвился жених ни словом...

*  *  *

Как-то утром Кэтти проснулась от неясного ощущения чего-то страшного, непоправимого. Она быстро оделась и постучалась в комнату Джона. Того не было. «Где же он? - думала девушка, пытаясь вспомнить, не го­ворил ли молодой человек вечером о том, куда собирается. - Ах, да? По делам... Рано…»
Что-то тревожно сжимало сердце. Сама не понимая, что толкало её вперед, Кэтти побежала к соседям. Ей долго не открывали - было слишком рано.
Наконец заспанный мальчишка застыл в дверях.

Тит, миленький, где твой отец? Батянька-то? Так они с твоим женихом и ещё с кем-то на охоту сбирались? Куда? На охоту. На медведей, казца.

- Спасибо, Тит, - сердце так и упало.
«Что же это? Зачем это?» - мелькало в голове Кэтти, пока она шла по мосткам деревенской пристани. Лодок не было. «Значит, действительно, на медведей...»

*  *  *

Девушка бежала берегом. Не разбирая дороги. Спотыкаясь и падая. Поднимаясь, вновь продолжала свой путь. "Скорее, только скорей!"
Солнце палило нещадно: близился полдень. Сил уже не было. Хотелось пить. Хотелось упасть и больше не вставать. В глазах темнело. Ноги путались. Ещё шаг, ещё. Всё вокруг вдруг закружилось. Кэтти обхватила ствол какого-то дерева. Но это не помогло. Она медленно опустилась на землю и закрыла глаза...

*  *  *

Кэтти почувствовала прохладу. Что-то успокаивающее разливалось по всему её телу. Она приподняла отяжелевшие веки.
Девушка лежала в тени розовых кустов.
Где-то внизу слышались человеческие голоса. Оказалось, что она совсем чуть-чуть не добежала до места. Отсюда вниз, к песчаной косе, где всегда отдыхали медведи, вела узкая извилистая тропинка. Теперь там бегали, суетились люди. Кэтти хотела вскочить, но кто-то мягко тронул её за плечо. Она обернулась.
Облегченный вздох вырвался из её груди. Она доверчиво прижалась к Боллу.

Почему они такие? Почему? Зачем они охотятся на медведей? - слёзы катились из глаз. Они - просто люди. Им кажется, что так они защищают тебя. Ты говорил, что когда любят, понимают друг друга? Верно. А Джон? Разве он понимает меня? А он тебя любит? Он так говорит. Прости его. Видно, он не знает, что такое любовь. А ты? Ты знаешь? Я? - Болл помолчал. - Откуда мне знать, девочка. Я - только зверь... Ты бежала спасти нас? Я так испугалась за тебя! За меня? За зверя? Для меня ты - самый лучший, самый добрый, самый... Я не смогу без тебя. Довольно, - Болл прервал её резко, чего раньше никогда не случалось. Я что-то сделала не так?

 Болл помедлил с ответом:

Прости. Тебе пора. А ты? А вы? Как же вы теперь - ведь ваше убежище перестало быть тайной? Ничего. Мы перейдем в другое место. А я? Как я найду тебя? Тебе это нужно?

     -Да.

Хорошо. Я как-нибудь сообщу тебе.

   Болл словно хотел ещё что-то сказать. Но вдруг махнул лапой и ушёл, оставив Кэтти, уставшую и печальную.

 

*  *  *

-      Что-то здесь не очень уютно, - усмехнулась Зида.
Новое жилище медведей было сырым и мрачным. Но других пещер, не известных  людям, в горах побережья не осталось. Болл не отвечал.

А почему бы тебе не поселиться в замке? - продолжала ведьма. Звери не живут во дворцах. Я могу вернуть тебе прежний облик. Меня не устраивает цена за это «благодеяние». Чем же? Разве я дурна собой? И потом - ты обретаешь вечность.

- Для меня и так время замерло. Тех двухсот лет, что я живу в облике медведя не старея вполне достаточно - мне не нужна вечность с тобой.

У меня есть соперница? Нет. А твоя «крошка»? Перестань! Я - зверь. Она - прелестный человечек. Любовь - это не всегда счастье. Это ещё и страдания. Это про тебя. Я знаю. И что? Зачем ты вселила в умы людей страх перед нами? Зачем поведала им эту лживую легенду? А ты хотел, чтобы я сочинила песню о благородном и честном юноше, ждущем свою единственную и отвергнувшем злую ведьму? Можно было вообще обойтись и без истории о моей скромной персоне. Зачем людям знать... Зачем? - перебила его Зида. – Ну, уж нет! Запомни: на тебя уже началась охота. Люди не очень-то легко отказываются от своих планов. И тебе придется либо умереть, либо прибегнуть к моей помощи - третьего не дано. Ты хочешь сказать: либо твой - либо ничей? Совершенно верно. Но я - не вещь. На удачу не надейся. Как угодно может сложиться моя судьба, но ты никогда не будешь моей женой. Весьма высокопарно. Ты  не знаешь, как страшна бывает смерть. Подумай об этом. А покуда - прощай.

* * *

Джон прикрыл дверь. Кэтти устало присела на стул.
-   Прости меня, -  юноша нежно обнял девушку за плечи.
Она кивнула.
Джон опустился перед ней на колено:
-   Прошу тебя, будь моей женой.
-   Я думала, что любовь не такая...
-   Любовь - это в книжках, в песнях. Это не реальная жизнь.
Кэтти внимательно слушала.

Посмотри, нам хорошо вдвоём. Мы можем о себе позаботиться. Я буду работать, ты - растить детей. Разве это не есть счастье? Может быть.

Джон ждал ответа на своё предложение.

Можно, я схожу к тете Нурие? Конечно,- вздохнул Джон. - Только помни, что я тебя очень жду. Хорошо?

Кэтти поцеловала юношу в щёку и ушла.

*  *  *

Она вернулась часа через два:
-   Знаешь, я так испугалась утром, когда оказалась одна в доме...
Джон вглядывался в её лицо, пытаясь заранее предугадать ответ.

Глупышка, - мягко сказал он. - Не бойся: я никогда тебя не брошу... Потом я бежала туда, к логову медведей. Я не помню, о чём я думала. Но я всё торопилась и торопилась... Представляешь! - воскликнул вдруг Джон. - Когда мы доплыли до берега, где обычно отдыхали звери, то там никого не было. И в пещере тихо и пусто. Словно они учуяли наше приближение... Прости, я перебил тебя... Что тебе сказала Нурия? Про любовь?

Джон кивнул.
-   То же, что и ты.
Молодые люди помолчали. Джон снова опустился на колено. Кэтти поняла, что настала решительная минута.
-   Я говорю тебе: да, - сказала она.
Джон был вне себя от радости.

Только обещай мне,- попросила девушка,- что ни при каких обстоятельствах ты не поднимешь руку ни на одно живое существо, никогда не станешь ходить на охоту. Пусть это будет нашей благодарностью природе - ведь именно лесные звери дали нам возможность встретиться. Хорошо, обещаю,- заверил её Джон.

*  *  *

Сколько волнений! Какая суета! Женщины накрывают во дворе столы. Девушки суетятся вокруг невесты. Пора. Джон уже приготовил коляску.
Кэтти вышла на улицу. Джон помог ей сесть в экипаж.
-   Ты великолепна!- он поцеловал её руку.
Гости уже ждали в церкви. Дорога через лесок была недолгой: минут десять лёгкой рыси - и за поворотом покажется купол часовеньки.
-   У, чёрт! - не удержался Джон.
Дни подготовки к свадьбе - это всегда беспокойство. А тут ещё такая неприятность! Дорогу дождями размыло, и коляска завязла. Как лошадь ни старалась, не могла сдвинуть коляску с места.
-   Но! Пошла! - кричал Джон.
Понукания не помогали. Тогда он взял кнут и со всей силой вытянул бедную скотину по крупу.

Не надо! - испугалась вдруг Кэтти. Пошла! Пошла! - продолжал нахлёстывать кобылу Джон.

Вся радость куда-то улетучилась из сердца невесты. Она спрыгнула прямо в размокшую глину. Джон замер. Кэтти медленно, с ужасом глядя на него, пятилась к лесу. Джон кинулся за ней.

Кэтти, ты что? - он попытался схватить её за руку. Не трогай меня! - вдруг вскрикнула девушка.- Не прикасайся ко мне! Ты - злой. Я, я... я не люблю тебя. Слышишь? Ну, что ты, прости меня. Я очень волновался, что мы опоздаем. Нас ждут. Поехали. Вон и коляска уже на сухой дорожке. Пойдём.

Он протянул ей руку.
-Нет! - Кэтти бросилась прочь.
Длинное платье мешало бежать, но девушка не останавливалась. Наконец Джон поймал её за руку:

Ты с ума сошла! Хватит! Поехали. Отпусти меня! Мне больно.

Джон ещё сильнее сжал свои пальцы.

Ну, уж нет!- крикнул он.- Поехали! Живо.

И потащил девушку за собой.
Но тут чья-то огромная когтистая лапа впилась в его плечо. Джон обернулся - и выпустил Кэтти. Перед ним стоял гигантский косматый медведь. Девушка прижалась к груди зверя и тихо заплакала.
- Ступай! - прорычал Болл, отпуская плечо Джона.
Подавленный невероятностью происшедшего с ним, юноша развернул коляску и погнал лошадь к деревне.

*  *  *

Девушка и Медведь брели по пустынному берегу.
- Ты говорил, что любовь - это когда людям хорошо вместе.
- Да.
- Но нам с Джоном было порой очень хорошо вдвоем. И мы волновались друг за друга. Но это же не любовь?
- Нет.

И что? Все люди такие? Нет, что ты! Просто тебе не повезло... У тебя ещё все впереди. Не знаю. Теперь я боюсь снова ошибиться.

      Они прошли немного молча.

А куда мы идём?- спросила Кэтти. Я нашёл тебе дом.

     -Мне?
-Да.

Разве я буду жить не с вами? Как раньше? Нет. Ты уже жила как люди. И будешь жить так же дальше. Я не хочу опять к людям! По крайней мере пока. Там, куда я тебя веду, живёт только один человек. Он стар и, может, немного странен: он живёт на свете уже очень давно, время для него словно остановилось. Почему, когда я с тобой, мне так спокойно?

Вопрос остался без ответа. Медведь и девушка, пройдя через густые заросли шиповника и роз, оказались возле старого заброшенного замка.
- Что это?- удивилась Кэтти.- Я и не подозревала о существовании такой красоты!

Пойдём, - позвал Болл, отворяя дверцу в воротах.

   Во дворе их встретил  улыбающийся  старичок:

Здравствуйте, мои дорогие.

- Здравствуй, Дик. Это Катарин Лэр.Позаботься о ней как о родной дочери.
Старик поклонился Кэтти:
- Прошу Вас, моя госпожа.
Кэтти смутилась - её никто прежде не называл госпожой.
- Ступай, девочка. Теперь это - твой дом, - Болл мягко подтолкнул девушку.
Кэтти резко обернулась и посмотрела прямо в глаза зверю.
- Ты не медведь,- сказала она.

Прощай, - Болл быстро вышел.

*  *  *

Кэтти начала привыкать к жизни в замке. Здесь всё было ново и интересно. Дик не давал ей скучать. Он рассказывал истории о жизни людей в этих краях много лет назад. Но он ничего не говорил о хозяевах замка.
Девушка чувствовала, что за всем этим скрывается какая-то тайна и что странные узы связывают старого дворецкого и Болла. Но разгадать загадку никак не могла.

*  *  *

Джон вернулся рассерженный, даже разъярённый. Он сразу направился к брату. Они беседовали недолго. Но с этого дня началась великая охота на странного медведя.
Война всегда жестока. Вскоре Болл был вынужден уйти из стаи, дабы не подвергать опасности своих сородичей, ибо охота велась именно на него.

 

*  *  *

Однажды утром Кэтти проснулась в неясной тревоге. Она взглянула на талисман, подаренный ей Боллом. Камень был наполовину красным. Всё похолодело в её душе.
-      Дик! - бросилась она из комнаты. - Дик!
Старый слуга тоже испытывал какое-то волнение. Он тут же прибежал на крики девушки.
-      Вот! Смотри, - Кэтти показала ему камень.
Дик побледнел. Он словно понял всё без дальнейших объяснений. Кэтти испугалась ещё больше.
-      Ты знаешь что-то, чего не знаю я?
Дик суетливо прошаркал в библиотеку. Кэтти следовала за ним. Старик достал из верхнего ящика письменного стола пакет и протянул девушке. На конверте стояла надпись: «Вскрыть только в том случае, если камень изменит свой цвет». Кэтти сломала гербовую печать и побежала глазами по строчкам: «Завещание.    Я, Артур Френсис Болл, принц и властелин Забытого Замка, завещаю родовое имение нашей семьи моей воспитаннице Катарин...» Буквы запрыгали перед её взором. Читать дальше она не могла. К завещанию прилагалась записка, которую, по просьбе девушки, прочитал Дик:
-      «Кэтти, душа моя, не плачь обо мне. Ты - умница. Я уверен, что ты найдешь своё счастье. Прощай. Твой Медведь».
Некоторое время Кэтти стояла в оцепенении. Потом она туманным взором обвела комнату. На столе лежал талисман. Камень становился всё темнее и темнее.
-      Нет! - воскликнула девушка, схватила алеющий хрусталик и бросилась вон из комнаты.
Дик поспешил последовать за ней.

*  *  *

Охота была удачной. Израненный зверь лежал на песке. Крепкие верёвки перетягивали его лапы. Люди готовили лодки к отплытию. Джон наклонился над медведем:

Я не знаю, что ты за существо, но я ненавижу тебя: ты разрушил моё счастье. И я убью тебя. А умирать действительно страшно, - прошептал Болл. - Особенно, когда не знаешь, что ждёт дорогого тебе человека, и осознаешь, что ничем не сможешь уже помочь ему...

Джон не расслышал слов Болла. Да это ему было и не нужно. Шёпот медведя он воспринял как глухое рычание предчувствующего смерть зверя.
-      Грузи! - скомандовал Джек.
И несколько мужчин поволокли истекающую кровью добычу к лодке Джона.

*  *  *

Кэтти выбежала на берег и остановилась. Её волосы растрепал морской ветер.
Полоса воды между девушкой и лодками становилась все шире. Мир терял свой смысл.
Вдруг на переднем челне завязалась какая-то борьба. Могучий толчок и - огромный лохматый зверь повалился в море. Нет, не радоваться охотникам! Не хвастаться своей добычей! Медведь из последних сил рванулся к свободе, и глубины вод приняли его израненное тело.
Девушка на берегу не произнесла ни слова. Она как-то сразу обмякла и упала на руки верного Дика.
Люди в лодках покричали, поругались и двинулись восвояси к родной пристани. Над морем собиралась гроза.

 

*  *  *

Дождь стал тише и вдали, сквозь тучи проглядывало солнышко. Дик, наконец-то, облегчённо вздохнул: Кэтти приходила в себя. Вокруг них, над каменным навесом, под который старому слуге всё-таки удалось перенести девушку, журчали ручейки,  сбегавшие с омытых свежей влагой скал.
Кэтти села. Море было мутно, но уже почти спокойно. Вдоль берега тянулась полоса ила, выброшенного волнами во время грозы.
- Что это там? - слабым голосом спросила девушка, указывая на непонятное белое пятно возле самой воды.
Дик всматривался вдаль. Кэтти поднялась и нетвердыми шагами отправилась к странному предмету.
-      Это человек, - Дик даже приостановился. - Может, кто-то из охотников?
Но Кэтти уже не слышала его. Какая-то неведомая сила толкала её к этому измученному борьбой за жизнь существу.
Она наклонилась. Человек был молод и хорош собой, но очень бледен, одежда вся изорвана. Он едва дышал. Кэтти, словно лекарь, внимательно осмотрела раны:                « Главное – здесь… - решила она. - Остальное уже не так страшно».  Она попыталась перевернуть молодого человека. «Боже!» - пронеслось в голове, и радость, подтверждающая счастливую догадку, прокралась в сердце: по рукам и ногам человек был связан толстой веревкой. В это время подошёл запыхавшийся Дик.

Артур! Мальчик мой, - старик упал на колени и обнял голову свое­го хозяина. Дик, у тебя был нож, - теребила его Кэтти. - Режь верёвки.

Трясущимися руками слуга перерезал путы, стягивающие руки и ноги юноши.

*  *  *

... Зида смотрела в Зеркало Мира.
- Что это? Я в чём-то ошиблась? Я? Почему медведь Болл умер, а человек Артур Френсис Болл жив?!
И она в гневе задернула занавес над волшебным стеклом.

*  *  *

Солнце уже сияло вовсю. Кэтти заканчивала перевязывать раны молодого человека. Артур открыл глаза. Он взглянул на небо, на море, на берег, увидел Дика, поддерживающего его голову, почувствовал прикосновение нежных ручек к своему плечу.
- Есть только два пути, - почти про себя сказал он. – Или смерть, или... Почему я ещё жив?
- Полно, - Кэтти улыбалась (он никогда ещё не видел её такой счастливой). - Ты всё время скрывал от меня что-то, а я сама нашла ответ.
Она взяла его руку и прижалась к ней щекой. И тут он увидел себя – человека. Он снова был человеком.
- Что это? Я сплю? Это сон? - он даже зажмурился, боясь, что всё это
счастье сейчас исчезнет.
- Эй, - засмеялась девушка, и он вновь открыл глаза. - Это правда. Просто теперь я знаю, что такое любовь...

 

 


Вернуться назад

 


Карта округа МО Звёздное

НАШИ КОНТАКТЫ:
196066, г. Санкт-Петербург, Алтайская ул., д. 13, литер А. Телефон/факс: (812) 371-28-72

e-mail: Местная администрация МО МО Звездное - mo048@yandex.ru

e-mail: Муниципальный Совет МО МО Звездное - mo048@yandex.ru

 

 
Последнее обновление сайта 20:05, 17 ноября 2017 г.

© Copyright Муниципальное Образование Звёздное 2011-2017