Президентская библиотека приглашает

17 Августа 2021


Об истории строительства Медного всадника рассказывают раритеты Президентской библиотеки 

18 августа 1782 года на Сенатской площади был торжественно открыт памятник первому российскому императору Петру I. В настоящее время планируется реставрация главного символа Санкт-Петербурга.

Всемирно известный монумент Екатерина II воздвигла в честь своего кумира. «Идя по стопам Великаго Петра, Екатерина желала непрестанно иметь в глазах и лик предшественника своего. Истинно великие люди любят и уважают славу других; они почли бы то для себя ущербом, чего бы не воздали добродетели и славе», – писал историк Сергей Глинка в издании «Руская история» (1823).

По совету французского философа-просветителя Дени Дидро, с которым императрица состояла в переписке, для работы над памятником был приглашён не слишком известный 50-летний скульптор Этьен Морис Фальконе. Как сказано в книге историка, профессора Владимира Иконникова «Значение царствования Екатерины II» (1897), «Дидро снабдил её Фальконетом, с именем котораго связано появление замечательнаго памятника искусства в Петербурге – конной статуи Петра Великаго, вдохновившей потом Пушкина; а с Фальконетом у Екатерины возникает опять обширная переписка, посвящённая вопросам литературы и искусства и общим парижским друзьям…». Ознакомиться с этой перепиской, а также с другими документами, можно на портале Президентской библиотеки в 17-м томе «Сборника Императорского Русского исторического общества» (1876).

Согласно заключённому контракту скульптор, прибывший в Петербург в 1766 году, должен был за весьма скромное вознаграждение завершить работу над монументом через 8 лет.

Однако уже при обсуждении проекта начали возникать трудности. Императрица, интересовавшаяся искусством, и её приближённые представляли себе будущий памятник совершенно по-разному: Петра советовали изобразить на коне в виде римского императора со скипетром в руке или стоящим во весь рост и держащим полководческий жезл, окружить его аллегорическими фигурами. Были и курьёзные предложения: «Фальконет… рассказывает, что ему кто-то предлагал направить правый глаз статуи Петра Великаго на адмиралтейство и крепость, левый на двенадцать коллегий и одновременно устремить взор на покорённый Петром I берег Финляндии», сообщается в «Сборнике Императорского Русского исторического общества».

Однако Екатерина верила в талант скульптора и поддерживала его. В одном из писем она напутствовала: «…Идите своею дорогой, вы сделаете во сто раз лучше, слушаясь своего упрямства… чем обращая слишком много внимания на неуместныя рассуждения».

«…Этьен Фальконет привёз в Россию свою лучшую ученицу, девицу Колле, уроженку Лотарингии, которая, работая под его руководством, обнаружила такой выдающийся талант к скульптуре, что он отдавал ей первенство в искусстве уловить выражение и сходство лица. Поэтому он поручил ей вылепить модель головы Петра Великаго, сам же вылепил всю остальную часть статуи – всадника и лошадь», – писал граф де Варрен в письме, опубликованном в ежемесячном историческом издании «Русская старина» (1898).

Во время первой отливки памятника в 1774 году в литейной форме образовались трещины, через которые стал вытекать жидкий металл, и верхняя часть скульптуры была испорчена. Три года заняла подготовка ко второй отливке, которая состоялась 4 июля 1777 года. 

Эта неудача испортила отношения императрицы и скульптора, и в 1778 году он покинул Россию, увозя с собой не менее 60 собственноручных писем Екатерины к нему и «…медальон, осыпанный жемчугом, с большой миниатюрой, писанной на эмали; это один из превосходнейших портретов великой императрицы… Этот портрет был получен Фальконетом от императрицы в тот момент, когда она была в восторге от удачнаго исполнения им памятника. Впоследствии она, кажется, сожалела о сделанном ею подарке…» – читаем в том же письме графа де Варрена.

Отдельная история возведения памятника связана с поисками, находкой около деревни Лахты и доставкой гранитного валуна для грандиозного постамента-скалы. Для его перевозки были построены огромные медные сани, катившиеся на медных шарах. 400 человек ежедневно передвигали их примерно на 200 метров. Дотащив камень до берега реки, его погрузили на специальное судно и доставили на место. Об этом подробно рассказывается в  аудиофайле «Санкт-Петербург. Императрица Екатерина II. Медный всадник» (2012), доступном на портале Президентской библиотеки.

Екатерина прислушалась к мнению Фальконе по поводу надписи на пьедестале, и с двух сторон монумента было выбито на русском языке: «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лета 1782», и то же – на латыни.

Наконец наступил торжественный день, «До открытия сего памятника туман застилал дневное сияние; но едва явился Пётр, сидящий на коне, солнце явилось в полном блеске и раздались радостныя восклицания жителей, из которых некоторые ещё помнили черты лица того, кем всегда увеселялись их очи», – говорил Сергей Глинка в «Руской истории».

Название «Медный всадник» изготовленному из бронзы памятнику дал Александр Пушкин в одноимённой поэме, увековечив в поэтическом слове монумент великому основателю великого города.

На портале и в фонде учреждения можно ознакомиться с многочисленными изображениями памятника, сделанными в разные эпохи и вошедшими в раздел «Сенатская площадь в открытках» коллекции «Санкт-Петербург», а также с уникальными материалами, раскрывающими историю его создания, в том числе исследованиями, входящими в коллекцию «Екатерина II (1729–1796)».